Былое.

Тут недавно затронули тему школы и успеваемости, у меня сразу воспоминания нахлынули, местами не самые приятные, но какие есть. Учеба в школе для меня была периодом трудным, но вовсе не потому, что сложно было корпеть над учебниками и писать контрольные или диктанты. Класс был сам по себе не сильно дружный, дружили все против кого-то, разделившись на группы, а я вообще был изгоем, так что радостным и веселым мое пребывание там не было никогда. И я решил посещать школу как можно реже, раза два в неделю, или даже один. К сожалению, за пропуски в школе не более двух дней требовали справку от родителей, а три дня и более – от врача. Утро, я с огромным трудом просыпаюсь в начале восьмого, сонный и поникший давлюсь вермишелью, сваренной на скорую руку и брошенной в тарелку матерью, которая очень злая и уже опаздывает на работу. После я отправляюсь в эту, чтобы её, школу. Дорога туда была довольно короткой, к сожалению и счастливого времени, проведенного в пути было совсем мало. Я каждое утро пытался сачкануть изо всех сил – прикидывался, что у меня болит живот, голова, нога, глаз, ухо, локоть, да все, что угодно, лишь бы не идти. Иногда помогало, но с каждым разом разыграть недомогание становилось все сложнее и сложнее.

Но я придумал способ – выхожу из дома, направляюсь в другую часть города, через которую не пролегает путь родителей на работу, брожу где-то час, пока родители уходят и мирно возвращаюсь домой, когда там никого нету. Ох, это были лучшие часы моей жизни – тишина, спокойствие, никаких орущих учителей и бесноватых одноклассников, бесполезных, вгоняющих в уныние уроков и ненавистного домашнего задания. Но счастье было таким недолгим, ведь когда мать возвращалась с работы, еще более злая, чем утром еще и уставшая, узнавая о моих прогулах она выходила из себя. Но справку, тем не менее, каждый раз делала. Отец очень много работал, вообще без выходных, учебой интересовался, но не проверял. А если и проверял – то просто впадал в бешенство, глядя в пустой дневник, или дневник с двойкой, пустые или с двойками тетрадки. Учебники, канцелярские принадлежности а иногда и мебель летали по комнате. Мое желание учится в школе испарилось окончательно и больше всего на свете хотел там не появляться больше никогда.

Отдельного упоминания заслуживает школьное дежурство. Не знаю, где и как с этим обстоят дела сейчас, но я родился в середине девяностых и застал этот чудный рудимент советской эпохи в полной мере. Ничего более дебильного, ненужного и отягощающего быть не могло тогда. Объявление классным руководителем того, что наш класс дежурит на следующей неделе звучало как приговор. Еще более ранний подъем, вообще в школе нужно было появляться в пол восьмого, но я приползал туда без пятнадцати и тут же получал от завуча и классной руководительницы. Повезло, если пост был на лестничном проеме и не на первом этаже – я появлялся там, пинал весь мусор на площадку между этажами или нижний этаж и все, мой пост был чистым, а это значит, что ко мне претензий со стороны учителей не будет. Зато нижестоящий будет категорически не согласен, особенно, если пнуть мусор еще ниже возможности не было и это был первый этаж. Феерические кучи скапливались на самых нижних постах и мне жалко тех, кому эти посты доставались. А однажды и мне «повезло», но рядом был вход в какой-то подвал или бомбоубежище, так что свой пост очищать приходилось хотя бы не руками – все пинал туда. Это непередаваемое ощущение, вместо того, чтобы на перемене отдохнуть или перекусить, я должен торчать, как памятник, на этом идиотском посте, с «черной меткой», прикрепленной на одежду, ведь иначе нельзя, дежурного должно быть видно, постоянно быть посланным на три буквы, когда говоришь кому-то поднять за собой мусор, в итоге этот мусор – моя проблема, а не того, кто его оставил, ведь влетит за неубранный пост мне и классному руководителю. Считается, что это приучает к труду и чистоте…кого, интересно, приучает.

Сам учебный процесс это вообще испытание. Причем, его задача заключается не в том, чтобы обучить детей каким-то наукам, а именно в том, чтобы испытать их психику на прочность. Я считаю, что деление на направления должно происходить вообще сразу – в начальных классах или вообще с первого, а не в пятом или вообще девятом. И изучать стоит не два десятка предметов, из которых 90% на хрен не нужны и никогда никому в жизни не пригодились, а три-четыре, но тех, которые реально полезны и к которым есть интерес. Вот зачем, спрашивается, учить в общей программе все эти синусы, косинусы - кроме математиков, они хоть кому-то пригодились? Или все эти внушительные списки литературы - если произведение откровенно унылое и не вызывает ничего, кроме злобы и отвращения, а его все равно надо прочитать, ведь потом спросят и оценку поставить надо…кому надо? Мне оно абсолютно не надо, как оказалось, я ничего из школьной программы старших классов не прочитал, так как интереса оно не вызывало. Но двоек понаставили изрядно за то, что мои предпочтения не совпадают с общими требованиями.

Заканчивая на положительной ноте, скажу, что лучшее в школьных годах было тогда, когда я в школе не был. Когда я проводил время пускай и с сомнительной пользой, но хотя бы с удовольствием в онлайн-игре, общаясь с единомышленниками и фармя голду на крафт шмота и рун. Танки, хилы, зубы и печать для полета в А6 своим ходом искались и находились каждый день, что не могло не радовать . Смысл в школы в её нынешнем виде в том, чтобы обучить. Обучить быть послушным, без собственного мнения и способности мыслить. Странно, но откровенно прогуливая и не получая «необходимых знаний» я в итоге в универе оказался даже умнее тех, кто эти «знания» получал. Выходит, что «учат в школе» уже не актуально. Вернее, актуально, но не по отношению к знаниям и полезным навыкам. Учат там вредным привычкам, подчинению и стадности.




Комментарии:


Политика конфиденциальности

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять