Где- то в районе "ампутированного" сердца взрываются Хиросима и Нагасаки

И вот ты, лежа на кровати, смотришь в потолок. Где- то в районе "ампутированного" сердца взрываются Хиросима и Нагасаки с периодичностью метронома.
Удивительно, как далеко можно зайти, занимаясь самоанализом на фоне самобичевания. Недавно проскользнула мысль, что я любила не его, а свое отражение в нем (одна из тех стереотипных фраз, которыми можно нахвататься по дороге из дома на работу). Это, конечно, неправда. 
Страсть у нас была. Иногда только страсть, в которой не было примеси уважения, терпения, жалости или заботы. Страсть, которая рвет душу на части и побуждает к саморазрушению. И вот секунду назад еще человек вампиром склоняется над добычей. Сравнение не случайно: "мы изрядно "выпили крови" друг друга". И, думаю, если бы мы были старше, мудрее или хотя бы имели хоть малейшее понимание, чего хотим от жизни — остановились бы раньше. 
Не думайте, никакого рукоприкладства, суицида, алкоголя, наркотиков… Здесь только душевные материи людей, которые были нами.
Мы их изуродовали. До той степени неузнаваемости, что когда спустя три месяца тишины я решилась заговорить, мне ответил знакомый голос чужого человека.
Это шокирует. Для меня эти три месяца пронеслись как один день, а у него… 
И я не то, чтобы очень хотела все вернуть. В глубине души я, наверное, ждала именно этого.
Но задетое женское самолюбие, червоточина на моем эго, страх перед неопределенностью, жизнь прошлым… Да, я на стадии переговоров с той частью души, которая верила, что любила его. Рано или поздно — стадия принятия.
Я убеждаю ее: "Любишь — отпусти". Она кричит, разрывается: "Люблю — жить не могу".
Смешная. Как будто у нее есть выбор… Будет жить.

Популярное:




Комментарии:


Политика конфиденциальности

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, а также заполняя и отправляя любую форму на сайте, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять