Виновата в смерти или просто защищала свои права?

Со мной однажды произошла такая история… Никто из моих близких и друзей не знает о ней. Да и не дай Бог им узнать.

Мне было 23 года, я уже работала, неплохо зарабатывала, жила для себя. Ухажеры были. Короче, порхала по жизни, как бабочка. На эту работу я устроилась по знакомству, мой отец договорился с директором, что сразу после института меня возьмут туда. Это была газета и устроилась я всего-навсего менеджером по продаже рекламы. Казалось бы — что там можно заработать… Но я хорошо зарабатывала на своих процентах от сделок.  Жила бы я и радовалась, если бы директор не стал приставать ко мне. По-началу только знаки внимания были, потом начались откровенные приставания. Но странное дело, в обычной жизни он был мне неприятен (был старше на 20 лет, седой, пузатый), а во время поползновений ко мне он мне казался более привлекательным))). Но в любом случае, я с ним была строга, не подпускала его.  А он следил за мной даже после работы, сидел в машине около дома, провожал, встречал… Короче, преследовал. Вскорое меня это начало очень раздражать. Я не знала, что мне делать, как от него избавиться. Причем у него была гражданская жена и дочка трёх лет. Когда я ему говорила об этом, он отвечал, что бросит ее и будет жить со мной, лишь бы я согласилась. Его преследования стали более агрессивными. не порой становилось страшно за себя… Однажды он меня чуть не изнасиловал прямо в кабинете… И тогда я придумала хитрый план, который помог бы избавиться от похотливого старикашки.  Когда он в очередной раз преградил мне путь своей машиной на глазах у людей и сказал, чтоб я садилась и он меня довезет до дома, я незаметно включила диктофон (благо, работала в редакции газеты, где этого добра — вагон). Он начал говорить всё тоже, что и всегда, клялся, что бросит жену, поливал грязью вышестоящее руководство, своих подчиненных, назвал алкашкой нашего главбуха, жирной вонючей коровой — главного редактора, жополизом и подпёрдышем — своего зама и т. д…. В душе я просто даваилась от смеха. Потом, когда я собралась выходить из его машины, он потянул меня на себя и начал целовать и тискать. Я вырывалась, говорила «Иван Иваныч, прекратите, что вы делаете!!!» А он стонал «Иди ко мне, крошка, я так тебя хочу!» И тому подобную пошлятину. Если сначала я еще сомневалась в правильности того, что я задумала, то после его приставаний твердо уверовала в свою правоту. Прийдя домой, я перекачала запись на комп, прослушала, вдоволь насмеялась, а потом… Создала анонимный почтовый ящик и с него разослала запись всем нашим сотрудникам и вышестоящему начальству…

На следующий день, он, как ни в чём не бывало пришел к девяти утра, подмигнул мне и причмокнул от удовольствия, вроде как в насмешку над вчерашним. Я тоже улыбнулась, хотя в душе дрожала, ведь впереди нас всех ожидал скандал!Через час весь офис гудел. Щелкала клавиатура, пищала непереставая аська, люди то и дело бегали на перекур, чтобы посудачить об этом событии. Главный редактор плевалась огнем, психовала и материлась. Москва еще не «проснулась». У них на 2 часа поже рабочий день начинался, так что вышестоящее начальсво пребывало в счастливом неведении. И наш любимый директор тоже. До поры до времени ни о чем не догадывался… Ну и через пару часов грянул гром, позвонили из Москвы, попросили директора и минут 15 о чем-то с ним говорили. Он только мычал в ответ. Потом подбежал к компу и одел наушники. Потом выскочил из кабинета и подлетел ко мне, дал пощечину и сказал «Вот ты блядь!» Потом началась суета вокруг меня, я тоже немало пережила за этот день. Люди и поддерживали меня и осуждали… Но главное, что на следующий день мы узнали. Наш директор повесился, оставив запску: «В моей смерти виню …моё имя… У неё руки в крови, пусть живет с этим всю свою жизнь!». Велось расследование, мне вменял статью «Доведение до самоубийства», но так и не смогли доказать, что это именно моя запись. Дело закрыли.

Я уволилась оттуда, теперь работаю совсем в другой сфере. У меня сейчас семья, ребенок, хорошая работа. О происшедшем я почти забыла, только иногда, когда читаю, что где-то кто-то покончил с жизнью, всплывает та история… Но раскаяния я не чувствую ибо не чувствую своей вины.




Комментарии:


Политика конфиденциальности

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять