Я не вижу выхода…

Это обо мне. Про меня. Настолько честно, насколько это возможно.
Мне 18. 
Я не красив, я не привлекателен, но и не уродлив. Наверно, всё дело в моём поведении. В конце- концов, дело всегда во мне.
У меня неуверенные движения, я всё время с кем- то сталкиваюсь, за что- то цепляюсь.
У меня длинные волосы, я — обычный ненакачанный патлач.
Я грызу ногти, я онанист.
У меня плохое зрение: без линз я вижу всё очень расплывчато. Моё зрение — минус 6 с половиной.
Я невнимателен. Даже в линзах я могу спутать одного человека с другим, перепутать предмет, остановку, надеть не свои ботинки.
У меня редко болит голова, хотя я притворяюсь, что часто.
У меня множество отвратительных растяжек пониже спины. 
У меня тонкие руки, впалая грудь и толстая попа: чтобы это было не так заметно я ношу кофты.
Я часто и обильно потею: стоит мне пробежаться, лицо моё становится багровым, а пот течёт ручьями (и я не преувиличиваю)
У меня слабые мышцы. Я всегда прибегал на физкультуре одним из последних, всегда подтягивался хуже всех и почти всегда проигрывал, борясь с друзьями.
Я слабоволен: я ненавижу свою мать, которая всегда играла на этом. 
Я вечно лгу, но когда я говорю правду, люди относятся ко мне ещё хуже.
Я много матерюсь: иногда мата бывает слишком много и он совсем не относится к тому, кого я матерю. 
Просто я хочу сделать больно этому человеку, но не могу по- другому: я слишком слабый, чтобы причинить ему физическую боль и слишком слабовольный, чтобы мстить. Мстить я могу только по привычке, как матери.
Я часто хожу по улице большими шагами, сгорбившись, вытянув шею вперёд: мои уши заткнуты наушниками, а мысленно я представляю себя героем какого- нибудь фэнтези. Я побеждаю чудовищ и трахаю принцесс, у меня есть большая, чистая и взаимная любовь. Там я остроумен и почти всемогущ. Там я во всём лучше всех. 
Одно из моих самых сокровенных желаний — быть лучшим хоть в чём- то. В чём- то важном. Создать что- то такое, что прославило бы меня в веках, а имя моё помнили бы через столетия.
Богач мечтает об уединении и покое в ветхой хибаре у подножия гор; бедняк мечтает стать богачом. 
Ничтожество, такое как я, мечтает быть кем- то великим. Даже так: Великим.
Ничтожество. Недотёпа. Неудачник. Неказистый. Неумёха.
Что бы я не делал. Чем бы не занимался. Через некоторое время это перестаёт у меня получаться, а значит — перестаёт меня интересовать.
Мои дни серые, тусклые, однообразные.
Это стало моим кошмаром когда- то: серые дни. Но они наступили и я привык. Это больше не пугает меня, а вызывает только серую, вязкую тоску.
Мне очень жалко себя, я думаю, что если на небесах кто- то есть, то он несправедливо меня обидел, дав меньше, чем даёт другим. Почти все люди вокруг меня — талантливые. Талантливый человек талантлив во всём? Наверно, это правда. 
А иногда этот мир мне кажется пугающе материальным: есть только камни, лужи, потрескавшийся асфальт под ногами, грязные стены, грязый дождь, грязные автомобили вокруг. И нет никакого бога: бог есть страх человека перед смертью, а чаще — страх перед жизнью. В моём организме происходят химические и биологические реакции, если пустить по венам 20 миллилитров воздуха, то вскоре пузырёк доберётся до 
сердца и насос заклинит.
Я нытик. Мне никогда не было хорошо. Всегда всё было плохо.
Люди презирают меня, плюют мне под ноги. Или смеются: пусть бы уж лучше плюют.
Я плохой человек. 
Однажды я подрался с матерью и сломал ей нос.
У меня есть только три человека на всём свете, которых я мог бы назвать друзьями. Но я вечно ною, а потому они не стремятся болеше общаться со мной. 
Я пытался играть на гитаре: а вдруг я стану звездой? Нет, не стал. Я левша, но учился как правша: у меня даже переборы не получаются.
Мать заставляла меня учиться играть на фортепиано, и я возненавидел и её и инструмент. Я учился в художественной школе и мои уродливые рисунки называли «оригинальными». Разумеется, хотя конкурсов было много, они не попадали не на один из них.
Я сменил три школы, опускаясь всё ниже. Всегда троечник, форевер элоун.
Я учился в одном вузе: там интересно рассказывали, но зарплата в моей будущей профессии обрекала меня на вечные хлеб и макароны.
Я жил тогда в сказочном городе, но не пользовался ни одной из миллионов возможностей, лежащих передо мной. Теперь я живу воспоминаниями о нём.
Я поступил заново в другой университет: распространённая профессия, дающая и хлеб, и масло. Только кому нужен человек, ненавидящий свою работу? Я сплю на лекциях.
Я ни с кем не общаюсь: если вы однажды увидите мем «пингвин- социофоб», то знайте: любое высказывание из него можно отнести ко мне. Разумеется, у меня никогда небыло и не будет девушки, впрочем, это, наверное, вы уже поняли.
Я хотел умереть, у меня были истерики бессонница: слишком трусливый для всего остального, я совал 
гвозди в розетку, меня било током, но не убивало.
Я искал утешения, я гадал на картах, рунах… да на чём только я не гадал. Все карты говорили мне: всё
будет хорошо. Но «хорошо» не было.
Я живу на деньги родителей, небольшие деньги, надо сказать.
Когда мне было совсем плохо, я стремился убить в себе надежду: не смей надеяться, говорил я себе. 
Вчера ты читал очередную книгу наподобие «помоги себе сам»: ты сделал всё верно, но сегодня ещё хуже, чем вчера. Завтра будет ещё хуже. 
Да и с чего такому как я должно быть лучше?
Я не верю в бога потому, что вижу мир вокруг себя, но иногда я ему молюсь. 
Разумеется, это никогда не работало.
Мне противно быть собой, я жалок.
Просто я слишком труслив для самоубийства в любом виде.
Я не вижу выхода…




Комментарии:


Политика конфиденциальности

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять